Владимир Буланов: Нижегородский бизнес будет развиваться медленней, чем у соседей

228

Стабильность в Нижегородской области была достигнута в 2018 году за счет госкорпораций, в первую очередь, Объединенной судостроительной корпорации. Все наши профильные заводы вошли в это объединение и обеспечены заказами.

Удержались на неплохом уровне атомщики, но они уже второй год просаживаются. Второй год подряд просаживается «Алмаз-Антей». Не очень стабильна нижегородская промышленность на металлургическом поприще. При этом хорошо отработала в регионе химическая отрасль. Это что касается крупной промышленности.

Потерей года стало продолжение новым главой региона курса на уничтожение малого и мелкого бизнеса – ларьков, павильонов, малоформатных магазинов – в угоду крупным московским сетям. Расплодились и такие сети, как «Красное и белое», чьи точки расположены чуть ли не в каждом доме.

Мне это кажется нездоровой ситуацией. Надо дать возможность малым магазинам продвигать небольших производителей молока, колбасы, прочих продуктов.

Есть небольшой, порядка трех процентов, прирост по стройке. Но это старый задел, дома, возведенные благодаря ранее выданным разрешениям, еще при прежнем руководстве города. На будущий год можно ожидать снижения покупательского спроса на жилье, и все девелоперы ломают голову над тем, как жить в новой ситуации.

Покупательская способность скажется не только на продаже жилья, но и на потребительской корзине. Продукты вырастут в цене, а зарплаты никто индексировать не собирается – опять же, кроме мощных госкорпораций. Возможно, кто-то даст тринадцатую зарплату, но никто из опрошенных мною коллег индексировать зарплату не собирается.

Наметился тренд на сокращение людей пенсионного возраста. РБК приводит слова министра труда – он ожидает, что по стране лишатся работы больше трехсот тысяч человек. Естественно, это скажется и на Нижегородской области.

Конечно, региональная экономика получила разовую выгоду от проведения чемпионата мира по футболу в Нижнем Новгороде – за счет работы ресторанов, за счет появления новой инфраструктуры, но вскоре откроется «ящик Пандоры» — обслуживание и эксплуатация стадиона на Стрелке. Предложения проводить там такие мероприятия, как Alfa Future People, или заливать поле льдом звучат смешно, потому что это приведет к уничтожению газона, что потребует огромных затрат на его восстановление.

Я как депутат пытался выяснить реальную стоимость ежегодного обслуживания стадиона, и диапазон звучащих оценок слишком широк, однако, на мой взгляд, цифры всегда предлагаются заниженные. При этом футбольной команды у нас как не было, так и нет. Отвратительно играет и хоккейный клуб «Торпедо».

Хорошо, что вернулись к теме достройки трамплина. Но если ранее у нас был 90-метровый, и лыжники могли летать на 105-110 метров, то сейчас собираются строить 65-метровый. Это тоже потеря, потому что нижегородская школа летающих лыжников славилась на всю страну, точно так же, как и хоккей с мячом. «Старт» везде завоевывал первые места, благодаря главному тренеру Фокину, который собирал средства на команду с миру по нитке. Не было воровства и продажи хоккеистов – и наша команда всегда держалась в тройке сильнейших.

На последнем Заксобрании я напомнил об ипподроме. Сейчас он законсервирован, но, как я понимаю, законсервирован под одного из действующих депутатов, который хочет построить там жилье. Надеюсь, компетенции губернатора должно хватить, да и не такие большие нужны деньги, – на то, чтобы вновь открыть ипподром. У нас очень хорошая, хотя и разрозненная конная школа. И я помню, как нас с братом, еще детей, отец таскал на этот ипподром, который был задействован круглый год. Каждые выходные что-то проходило: если грязь – спидвей и гонка на автомобилях, если лед – скачки в повозках с подкованными лошадями и гонки на шипованных автомобилях, тот же спидвей с огромными шипами. Не говоря о том, что все лето проводились соревнования и работал тотализатор, который при правильной организации работы мог бы быть неплохим источником пополнения бюджета, а люди получали бы удовольствие.

Пока же власть настроена пополнять бюджет, штрафуя водителей (сегодня, как сообщают, штрафов выписано на три с половиной миллиарда рублей). Не очень справедливо так наказывать нижегородцев – кто-то зазевался, кто-то разогнался, – не давая ничего взамен, не улучшая качество дорог и не строя подземных и надземных многоярусных парковок.

Сегодня самых классных специалистов покупает, задрав зарплаты, новый машиностроительный завод, предлагая зарплаты от 60 тысяч рублей (и можно только догадываться, сколько получает менеджмент). Но по себестоимости продукции и накладным расходам это не выглядит экономически обоснованным. Плохо, что так нерачительно относятся к государственным деньгам, расшатывая при этом рынок труда в Нижегородской области.

То же самое позволяли себе и атомщики, но с уходом руководителя корпорации на работу губернатором Сахалина, думаю, пыл они приубавят – и по уровню зарплат, и по амбициям. Тем более что, напомню, в атомной отрасли второй год подряд наблюдается падение.

Я изучил ситуацию по проспекту Гагарина, где сконцентрирована основная наукоемкая промышленность, где нужны высококвалифицированные инженеры, монтажники, слесари, сварщики, однако зарплата здесь поскромней, и от завода к заводу мало отличается. И очень мало кто из руководителей собирается платить тринадцатую зарплату. В прошлом году мы это постарались сделать, в этом году уже точно не можем себе позволить.

Непонятна ситуация с покупкой нового высокотехнологичного оборудования из Европы и Японии. Есть такая организация BAFA, которая контролирует ввоз к нам такой продукции двойного назначения. Не каждый завод может позволить себе модернизацию, закупив необходимое оборудование – будут покупать китайское и индийское, пониже качеством. А с закупленным до санкций европейским оборудованием мои коллеги испытывают проблемы в плане сервиса и запчастей.

Особых прорывов в 2019 году я не жду.

Новый губернатор сообщил, что с темой повышения уровня Чебоксарского водохранилища до 68-метровой отметки нас, наконец, оставили в покое. Однако хотелось бы вернуться к теме атомной станции. Если не нравится Выкса, пусть проектируют в Урене – там она была бы еще более актуальной, подтянув в депрессивный регион нормальных производителей. Область остается энергодефицитной. Сколько ни говорим про энергосбережение, про новые технологии, чем больше работаешь, тем больше надо электричества – трех человек уволь, а за электричество заплати.

В высокоскоростную магистраль слишком сильно упираться не стоит, и так сегодня до Москвы добираемся за три с половиной часа хоть на самолете, хоть на поезде – куда уж лучше. А если потянут ветку в Татарстан, то она точно так же будет пагубно влиять на наш регион, как сегодня влияют скоростные поезда на пригороды Новгорода, Москвы и Санкт-Петербурга – во время движения «Сапсана» все перекрывается, и люди теряют свое время.

Хочется, чтобы губернатор соблюдал продекларированную им равноудаленность от всех финансовых группировок региона, никого сильно не плющил. И никого сильно не любил – все мы помним подарок в сто тридцать миллионов рублей на сахарную свеклу. Кстати, я на бюджетном комитете не смог получить ответа на вопрос, что произошло с этими деньгами – их выделяли с условием федерального софинансирования. Министры финансов и сельского хозяйства заявили, что не знают, пришли ли деньги. Теперь жду ответа на мой письменный депутатский запрос.

Я написал также губернатору, выразив надежду, что теперь не будет такого разбазаривания средств, какое произошло в 2013-14 году, когда в виде грантов комиссия распределила 600 миллионов рублей по начинающим предпринимателям. Данные налоговой инспекции показывают, что 97 процентов этих предприятий закрылись. Люди, работавшие в той комиссии, на мой взгляд, просто разворовавшей эти 600 миллионов, плавно приближаются к губернатору, и я указал ему все фамилии, чтобы он не расслаблялся. Не знаю, кто придет с ним, но у нас и своих жуликов хватает даже на министерских постах.

Хочется, чтобы губернатор сохранил свой задор. Он заявил, что привлекать сюда федеральные деньги это задача не депутатов Госдумы, а его. Посмотрим, как у него это получится.

Меня сильно смущает цифра 2035 в представленной им Стратегии развития Нижегородской области. Далеко не все, присутствовавшие на презентации доклада, доживут до этого времени. При этом надо понимать, что и наши соседи по ПФО – те же Татарстан и Башкортостан, с которыми нас сравнивают, – на месте стоять все это время не будут.

Одна из моих компаний пыталась получить деньги из фонда поддержки промышленности в Москве. И мой человек, который эту компанию представлял, сфотографировал некоторые представленные заявки. Если мы получаем компенсацию в виде нескольких миллионов рублей (это «шестилетние» деньги под один процент годовых, предназначенные для модернизации оборудования), то Татарстан и Башкортостан по своим заявкам получили финансирование на сотни миллионов рублей (280, 350, 460 млн. рублей).

Мне было грустно смотреть на эти фотографии – либо до наших промышленников не довели информацию о такой возможности получить финансирование, либо нам продемонстрировать нечего.

Частный бизнес в соседних регионах, пользуясь этими лизинговыми платежами на компенсацию покупки оборудования, будет развиваться быстрее, чем нижегородский.

А у нас остается только надежда, что центр продолжит финансировать наши госпредприятия в тех же объемах. Однако Путин сказал, что пик оборонзаказа прошел, и возврата к нему уже не будет.

Мы же с заводом «Термаль» и входящими в нашу группу предприятиями закончили с ростом, с плюсом – и по налогам, и по зарплатам, и по выручке, и по EBITDA. Проведена модернизация. Заказано оборудование на пять миллионов евро – надеюсь, что оно придет в следующем году, что поставщики нас не подведут. Жду от 2019 года еще лучших результатов, чем в уходящем. Того же желаю и своим коллегам-промышленникам и предприятиям малого и среднего бизнеса.

 

Материал взят с сайта apn-nn.com