Сормовская нелирическая

304

Самая яркая выборная борьба в рамках довыборов в городскую Думу Нижнего Новгорода пришлась на избирательный округ №21 (Сормовский район). Единороссы пришли  к победе традиционно – на костылях административного ресурса, в условиях мегаактивного досрочного голосования и парадоксально низкой явки в день выборов.

 

Что такое округ №21?

Об этом округе стоит рассказать особо. В него входят спальные районы рабочего Сормовского района Нижнего Новгорода и военный городок. Там на выборах 2015 года избиратели стали жертвами технологий и проголосовали за молодого кстовского физкультурника Сергея Каргина, однофамильца известного перевозчика.  Так мандат депутата гордумы достался техническому кандидату, чья ценность в глазах политтехнологов состояла только в фамилии. Для избирателей этот депутат стал вообще бесценным, так как оценить его работу ввиду ее отсутствия довольно сложно.  За четыре года своего депутатства физкультурник в округе №21 так и не явился людям. В Думу он не внес ни одного предложения, а единственный вопрос, который кстовский Каргин задал публично, был невероятен, как и его избрание: «Когда появится вайфай в общественном транспорте?»

Надо отметить, что вайфай в общественном транспорте никогда не был проблемой, которая остро волновала сормовичей. У них и автобусов-то в результате городской транспортной реформы стало значительно меньше. К тому же, жители округа сами собирают деньги на ремонт школ и детских садов, отвыкли от благоустройства, хороших дорог и тротуаров, качественного капремонта и услуг ЖКХ. Сормовичи 39 лет ждут метро в центре районе и виадук на улице Циолковского.

А в начале 2019 года физкультурник Каргин внезапно сложил полномочия, были объявлены довыборы, и у округа №21 появился шанс обрести настоящего депутата.

Смотрите, кто приехал!

Как и ожидалось, главными конкурентами стали кандидаты от КПРФ и партии власти: местная сормовичка Елена Кузина против приезжего единоросса Павла Пашинина.

Если бы не административный ресурс, то яркая Кузина обыграла бы чужака Пашинина. Ее выборная кампания была полна встреч с сормовичами, которые охотно давали наказы, высказывали просьбы и находили полное понимание – кандидат-то живет на соседней улице, ходит по тем же дворам и все знает. Но оказалось, что это вовсе не залог победы.

Некоторые эксперты утверждают, что единоросс Пашинин вообще боялся идти на выборы от незнакомого и чужого ему Сормовского района. Но партия власти, очевидно, гарантировала ему все прелести административного ресурса. И в первую очередь власть мобилизовала «двойников» Елены Кузиной – ее тезок из числа подконтрольных и подневольных работниц муниципальных учреждений и предприятий. Говорят, некоторые из них плакали и отказывались участвовать в этом позоре, но угроза увольнения оказалась страшнее. Вот такое крепостное право XXI века.

Затем  районная администрация залатала ряд кричащих проблем по благоустройству и даже заасфальтировала ряд сормовских дворов за бюджетные деньги. Кандидату Пашинину только оставалось приехать в эти дворы на встречу с жителями и отрекомендоваться спасителем и благодетелем. Зачастил на округе и «поезд здоровья» — для сормовичей, которые не могут попасть к врачам-специалистам по месту жительства. Под выборные мотивы прошла и ежегодная педагогическая конференция, где муниципальным служащим в лице педагогов напомнили, что к чему на предстоящих выборах. А сормовские дворники не скрывали, что зачищали подъезды от агиток коммунистки Кузиной, боясь остаться без премии или вовсе без работы.  Нижегородские СМИ и телеграм-каналы печатали «чернуху» о кандидате от КПРФ.

Словом, если бы единороссу пришлось самому, как кандидату от КПРФ, организовывать свою выборную кампанию, то он бы провалился. А тут — все на блюдечке с голубой каемочкой. Как говорят в Сормове, «не жуй, не глотай – только брови поднимай». И не забывай серьезное думающее лицо перед телекамерами делать – мол, доступен для народа и открыт.

Удивительно, но кандидата от партии власти никто так и не спросил, как ему так удачно удается совмещать должность директора по развитию в ООО «Нижегородский завод теплообменного оборудования» и быть в совете директоров городского монополиста «Теплоэнерго». Нет ли тут конфликта интересов? А то у сормовичей много вопросов по тарифам и пересчетам в пользу компании.

Ну, а пока кандидата Пашинина учили ходить на костылях административного ресурса, коммунистку Кузину уволили с работы и лишили возможности полноценно вести кампанию.

Голосуй – не голосуй…

Округ №21 стал единственным, где огромной популярностью пользовалось досрочное голосование. По пяти УИКам кандидат Пашинин стал абсолютным чемпионом: например, на УИК №2758 он получил 207 голосов, а кандидат от КПРФ Кузина – всего 6, то есть почти в 35 раз меньше. Всего же единоросс на досрочных выборах по 5 УИКам получил 610 голосов, коммунистка – 59, а ее «двойники-тройники» — 19. Остальные 10 УИКов данные о распределении голосов скрыли, якобы, из-за «технической ошибки» (на самом деле прямого нарушения закона – бюллетени досрочного голосования не были пропечатаны печатью УИК).

«Активность» избирателей оказалась настолько нехарактерной, что КПРФ попробовала инициировать проверку, а глава избиркома заявила об «аномальности» досрочного голосования. Озвученные итоги мнимой «проверки» оказались банальными: мол, сормовичи в выходной день собирались копать картошку и потому решили проголосовать досрочно. Вот так картофельная тема заменила гречневую.

КПРФ уверена, что такой высокий показатель досрочного голосования косвенно свидетельствует о возможном подкупе избирателей и принуждение к голосованию государственных и муниципальных служащих, сотрудников подведомственных учреждений, домоуправляющих компаний и военнослужащих.

На этом странности выборов не закончились. Когда настал настоящий день голосования, сормовичи, по сути, объявили бойкот выборам. А вот военнослужащие, проходящие срочную военную службу, семьи военнослужащих и контрактников пережили настоящую мобилизацию и массовое подконтрольное голосование.

В итоге, явка на округе №21 составила всего 17,14%: проголосовали 4 959 человек из 28 933 избирателей округа. При этом досрочно проголосовали 1 514 человек, что составляет треть из всех голосов, полученных в отсутствие наблюдателей и СМИ,  – результат неслыханный!

Сормовичи проиграли

В итоге, несмотря на все явные и скрытые нарушения, адмресурс и черный пиар, единоросс Пашинин официально набрал только 49,57%. Это значительно ниже, чем у его однопартийцев на других округах – там средний результат составил 60%. Кандидат от КПРФ Елена Кузина, несмотря на обрыв выборной кампании и «двойников-тройников» набрала 33,29% голосов избирателей. Кроме того, она же одержала уверенную победу по четырём УИКам и в одном имела одинаковый с единороссом результат.

Что получил округ №21? Депутата от партии власти, который без административного ресурса совершенно бессилен и не знает Сормова. Одна и та же система подсунула сормовичам и «кстовского физкультурника» и «директора по развитию». Теперь у единоросса есть год, чтобы показать, что же именно он собирается развивать. И у сормовичей есть год, чтобы понять, как сильно благополучие округа зависит от высокой явки в день голосования.

ВАЖНО!

Владислав Егоров, первый секретарь НРО КПРФ:

«Коммунисты на региональном и федеральном уровне готовятся выйти с законодательной  инициативой по запрету регистрации  “двойников” и “тройников”. Необходимо также ввести санкции за административный привод людей на выборы. Но самое главное — нужно отменить досрочное голосование, непрозрачность которого позволяет коренным образом изменить  итоги выборы в пользу нужного кандидата. К сожалению, кандидаты в депутаты бессильны в нынешних условиях повлиять на  итоги выборов, даже если они имеют на руках запротоколированные факты серьезных нарушений. Это хорошо видно по довыборам в гордуму, особенно на округе №21. Мы все видели, как проходило досрочное голосование, кто был двойниками-тройниками Елены Кузиной, знали, откуда почти под руки приводили людей  на голосование».