Доклад В.И. Кашина на парламентских слушаниях на тему: «Законодательное обеспечение и государственная поддержка развития малых форм хозяйствования в агропромышленном комплексе»

35

Доклад Заместителя Председателя ЦК КПРФ, Председателя Комитета Государственной Думы ФС РФ по аграрным вопросам, академика РАН В.И.Кашина на парламентских слушаниях на тему: «Законодательное обеспечение и государственная поддержка развития малых форм хозяйствования в агропромышленном комплексе»

Уважаемые товарищи, здравствуйте!

Мы рады приветствовать в Государственной Думе вас, работающих в агропромышленном комплексе.

У нас сегодня, можно сказать, второй день празднования наших достижений. Вчера в Колонном зале Владимир Николаевич Плотников как руководитель, президент АККОР, министр сельского хозяйства Дмитрий Николаевич Патрушев и все мы встречались с фермерами, слушали их выступления, их боли и тревоги.

Я сегодня ещё раз хочу сказать, что мы друг друга слышим и понимаем. И те проблемы, о которых говорили вчера, будем обсуждать и сегодня, они в любом случае будут решаться, и наши мысли будут пробивать себе дорогу, причём в ближайшем будущем. Другого пути у нашей великой России просто нет.

Уважаемые товарищи, здесь сегодня присутствует большая группа депутатов Государственной Думы из Аграрного и других комитетов. Присутствуют представители министерства и всех ведомств, которые работают вместе с нами — это и Россельхозбанк, и Росагролизинг, и большая группа учёных, которые представляют нашу замечательную аграрную науку.

Многие фермеры и представители малых форм хозяйствования тоже сегодня здесь, чтобы ещё раз засвидетельствовать своё значение.

Приветствую всех, кто присутствует в президиуме, и всех вас, кто присутствует в зале, и с вашего разрешения, уважаемые товарищи, мы начинаем работу.

Уважаемые товарищи, Государственная Дума всегда уделяла и уделяет внимание агропромышленному комплексу. Этому способствует то, что большая группа депутатов аграрного комитета профессионалы в области АПК и не понаслышке знают тему. Решение проблем продовольственной безопасности — тема наиважнейшая, особенно в условиях войны, в условиях изоляции.

Почему это имеет сегодня большое значение? Вы посмотрите, к нам приехали все: и африканцы, и азиаты, и арабы и так далее, всех интересует вопрос сотрудничества в области поставок продовольствия.

Мы только вчера ночью прилетели с нашим Председателем Володиным Вячеславом Викторовичем из Саудовской Аравии. Мы туда даём сейчас два миллиона тонн зерна, а они сегодня просят шесть, а весь полуостров — ещё больше. Причём эти страны обладают достаточными средствами, чтобы платить за поставки зерна.

Я уже не говорю о тех странах, которые сюда приезжали просить наши удобрения и всё остальное. США сегодня не может повлиять своими санкциями на это.

Сегодня мы получаем стабильно 145–150 миллионов тонн зерна. А завтра мы будем получать 180–200 миллионов. И ведь это завтра не за горами. Тогда Россия будет чувствовать себя ещё могущественней.

Введём в севооборот брошенные земли, и даже при том уровне агротехники, какой сегодня есть, можно выйти на эти валовые сборы. А если пойдём дальше? С теми задачами, которые наукой отработаны, через сорта, генетику, через возможность получения двух урожаев, ограничение лимитирующего фактора, влияющего на урожай — это всё не за горами, это работа сегодняшнего дня.

Я не раз говорил, что если бы советская наука не отработала в своё время изделия типа «Кинжала», «Булавы», «Сармата», «Борея» и прочих, чем бы сегодня воевали?

Поэтому, с точки зрения внедрения в производство, эти наработки нам как воздух нужны, и передовые хозяйства их должны осваивать. У нас есть опыт получения двух урожаев, и он не единичный, начиная от юга Подмосковья и заканчивая регионами южнее Центрального Черноземья. Да, надо заниматься орошением, надо решать многие другие вопросы, включая питание, надо осваивать севообороты под эти два урожая.

Одним словом, всё это власть, и бизнес, и нация должны понимать. Власть должна понимать, что за крестьянством будущее. Наши водные и лесные ресурсы, наши земельные угодья безграничны для выдающихся в этом плане достижений нашей страной не только ради обеспечения качественным продовольствием нашего населения, но и для решения мировых проблем, а именно голода. И это как раз в менталитете русского народа, многонационального народа нашей страны.

Уважаемые товарищи, Президент поставил перед нами в стратегии очень серьёзную задачу — сбережение доли сельского населения в общей численности. Подчёркиваю, доли. Это значит, что губернатору, главе района, министру, правительству, Государственной Думе — всем надо отработать механизм решения этой задачи. Если задача поставлена, её надо решать.

Но я прямо хочу сказать, что очень мало губернаторов, которые озаботились бы именно этой задачей. Мало, их можно пересчитать по пальцам. Значит, так правительство спрашивает. А чтобы решать эту задачу, надо комплексно посмотреть на всё. Нам всем вместе удалось завести эти пять государственных программ для АПК как раз для того, чтобы эту задачу решать.

Если бы у нас спокойно шла реализация изначально отработанной программы комплексного развития сельских территорий, если бы она не частично финансировалась, а полностью, если бы бизнес и люди увидели изменения, развернулась бы пирамида — всё пошло бы ещё быстрее в решении этих социальных вопросов, о которых мы с вами вечно говорим.

А когда поменяются условия жизни на селе, там будут оставаться молодые люди с высшим и со среднетехническим образованием, дети будут рождаться. А если там будет ещё и достойная зарплата, если там будут рабочие места, которые станут привлекательными для приезда новых специалистов. Это должно быть в понимании у всех, кто занимается вопросами сельского хозяйства. Нужно уходить от примитивных технологий. Мы должны иметь на селе тот высокомеханизированный труд, которому радуется человек.

Когда мы выезжаем на роботизированные фермы, то сами радуемся этому. Когда мы видим хорошие технологии, которые сегодня есть у нас и в садах, и в полях, мы тоже радуемся этому. Но когда приходим в отдельные наши колледжи и другие учебные заведения, и видим чуть ли не старые ДТ-75 и другую технику, на которой учат новых механизаторов, сердце кровью обливается.

Недавно были в Оренбурге, где самые современные комбайны с нашего Ростсельмаша, тракторы с нашего Кировского тракторного завода. И на них учат студентов. Конечно, это похвально, потому что это завтрашний день.

Почему я говорю об этом с болью? Потому что, если Министерство экономического развития, если Минфин, если правительство в целом не будут эти пять государственных программ АПК считать своими родными, как дитя, тогда мы так никогда и не осилим государственную программу «Вторая целина», направленную на эффективное возращение брошенных земель в севооборот.

Тогда мы никогда не достигнем решения задач по ФНТП, которые ставим, чтобы наша наука была передовой, чтобы наши сорта не уступали и по эффективному потенциалу, и по устойчивости зарубежным сортам и чтобы их было достаточно в ассортименте. Потому что мы видим — ФНТП опять финансируется меньше чем на 50 процентов.

Цифры все известны. Они все для нас понятны. Мы бьёмся за каждый рубль, когда принимаем бюджет.

Вот почему недавно мы ещё раз поставили этот вопрос, и я прошу поддержки и у наших и фермеров, и у среднего бизнеса, и у науки: давайте менять философию.

Здесь присутствует представители Курчатовского института, недавно у нас был президент Курчатовского института. Они курируют сейчас аграрную науку, проводили выставку, посвящённую 80-летию ядерного центра. И я на открытии сказал, что нам надо менять в обществе философию по отношению к крестьянству и земле-матушке.

Руководство страны в лице правительства, общество в лице народа должно относиться к матушке-земле, к крестьянству, своим кормильцам, как к родному ребёнку.

Тогда у нас и зарплата будет достойная, и доля сельского населения будет не сокращаться, как шагреневая кожа, а планомерно прирастать.

Вот пример, недавняя история. Всем известно, как у нас с 90-го года уничтожали нашу армию, и отношение народа к ней менялось в худшую сторону. А за короткий срок обстановка изменилась — снова военные училища стали востребованы и конкурс на поступление большой, снова профессия Родину защищать востребована и престижна.

На СВО воюют 60 процентов ребята из села. А доля сельского населения всего 25 процентов. Но 60% в армии — из деревни. Значит, там истоки патриотизма, родники души русской, нашего многонационального народа — в деревне. Туда пятая колонна не добралась или обломала себе зубы.

Там не убежишь, не спрячешься в какой-нибудь многоэтажке, там все на виду. И когда мы это поймём, у нас всё будет по-другому.

Уважаемые товарищи, мы с огромным уважением относимся к малому бизнесу. Председатель Государственной Думы в Большом зале проводил большие слушания по этому вопросу. У нас в последние годы от 19 до 21% в ВВП вносит малый бизнес, в нём около 30 миллионов человек работает.

Если говорить об аграрном комплексе, мы 40% сегодня в общем объёме имеем. Это достаточно приличная цифра. Но нужно заметить, что развитые страны имеют 65–75%, соответственно, нам есть куда расти.

Исходя из этих задач мы должны решать те проблемы, о которых вчера говорили выступающие на АККОРе. Они говорили о несправедливом распределении прибавочной стоимости или цены в цепочке «производитель – переработчик – торговля – потребитель». И это действительно так.

Когда мы с вами видим, что в батоне хлеба на полке труд крестьянина оценивается в 10% — это безобразие. Целый год работаем, выращиваем, чтобы получить урожай, а получаем всего 10% от цены батона хлеба. Если посмотрим по картофелю, по овощам — в лучшем случае фермер отдаёт их по 14 рублей, а на полке в магазине картофель по 49 рублей. И так далее.

Вот мука. За зерно взяли 10 рублей за кг, за муку — 19 руб. за кг, а в магазине на полке мука уже по 49 рублей. Но с чего вдруг у муки 19 рублей — отпускная цена и 49 — на прилавке? И по каждой культуре, по каждому виду продовольствия на полке в магазине эта тенденция прослеживается. А на плодах и овощах накрутка достигает 300%.

Недавно у нас была большая выставка в Крокус Сити, Первая международная конференция, в докладе я показывал всё это на слайдах. Для кого мы это показываем? Мы с Гордеевым и Плотниковым внесли закон о десятипроцентной надбавке на товары первой необходимости. Полтора года лежит закон, и это не первый закон, но даже отзыв правительство не даёт. Сейчас снова обратились через нашего Председателя в Правительство, опять вся Дума закрутилась, и опять отзыв не дают. У нас что, торговое лобби такое непробиваемое? Мы знаем, что 90% торговых сетей вообще иностранцам принадлежат. А крестьянство — оно всё наше, отечественное. И мы ничего лишнего не требуем, не по всему перечню товаров установить лимитированную наценку. Мы лишь говорим о товарах первой необходимости, какие пенсионер берёт на свою крошечную пенсию или человек, который имеет минимальный размер оплаты труда — чтобы они могли себе позволить минимальный набор жизненно необходимых продуктов питания. Даже с гуманистических начал могли бы торговые сети поддержать эту инициативу, но нет, не можем решить этот вопрос.

Сейчас ещё один подобный закон с Гордеевым внесли — чтобы быстрым был возврат средств за продукцию, которую же они продали, в том числе за скоропортящуюся продукцию. Как на практике? Забрали товар, продали, пока второй товар мы отправляем в сети, только тогда они возвращают денежные средства за товар, полученные от покупателя. Сельхозтоваропроизводитель, значит, должен все расходы торговых сетей через поставку с отсрочкой платежа брать на себя? Почему?

Кроме того, сваливается ещё эта внутренняя проблема: где у нас вроде есть положительная рентабельность — нас грузят пошлинами. Вчера выступающие на АККОРе говорили об этом, и депутаты ГД на аграрном комитете постоянно поднимают этот вопрос.

Пошлины у нас не последние 5 лет, были они и раньше. Когда Ткачёв пришёл, они были. Взяли тогда и отменили на короткий период. И ситуация сразу изменилась, цена пошла. Мы же помним, когда у нас цены были приличные. Но никто же из крестьянства не говорит, чтобы пошлины вообще не было, оставьте нам эти наши 16–17 рублей, а всё, что выше — возьмите пошлину. У нас есть слайд по фермерам из Рязанской области: Александр Абрамов, это Сараевский район, братья Гусевы из Сапожковского района. Закупочная цена 9 рублей, и урожай хороший, но себестоимость тоже 9 рублей. Только у одного фермера. Но себестоимость 9 рублей и цена 9 рублей — так же нельзя. А динамику у них смотришь — хорошие показатели, есть в этом плане движение.

Почему я говорю об общих проблемах? Потому что частные проблемы легче решать. А если мы не решим общие институциональные проблемы, то мы никуда не двинемся. Я их сгруппировал в отдельный слайд, посмотрите на них. О диспаритете мы уже говорили, о рентабельности тоже говорили. По заработной плате задача поставлена. У нас чётко прописано в комплексной программе развития сельских территорий решение этой задачи — хотя бы выйти на показатели средней зарплаты по РФ.

У нас рыбаки в этом отношении — молодцы, вышли на заработную плату 120 тысяч в месяц, и мы радуемся такому результату. И много делают, и вкладывают много, и за рубеж реализуют много, и флот обновляют. Я убеждён, что в ближайшие 2–3 года мы будем выходить там к 7 миллионам тонн вылова ВБР. Что позволит удвоить экспортную часть до 4–5 млрд долларов.

Это наши институциональные проблемы, о которых мы и говорим.

Например, энерговооружённость — очень важная тема. Министр лично ею занимается с помощью и Росагролизинга, и Россельхозбанка — пытаемся сдвинуть, чтобы было больше 2 комбайнов на тысячу гектаров.

Вот, к примеру, мы видим сегодня, что на востоке Оренбурга 300 тысяч гектаров поросло на корню, потому как 35 дней были дожди. А было время, когда можно было успеть убрать урожай, но, как вы понимаете, для этого должно быть достаточно техники. Хотя бы три комбайна было, а не 2,2 комбайна на 1000 Га, как сегодня в России, всё было бы по-другому. Ведь по снегу убирать зерновые — мы же понимаем, что это позорное явление. То же самое касается и тракторов.

Есть научно обоснованная биологическая спелость зерна, и каждый день затягивания уборки — это потеря одного процента. Это факт, и это все должны понимать.

И вот так по всему перечню этих институциональных проблем. Эта ситуация не только обозначена на слайде с проблемами, она подкреплена отдельным слайдом по каждому вопросу.

Что касается науки — ещё раз хочу сказать, что сейчас началось сближение науки и аграриев. И вот его надо быстрее и плотнее осуществлять. Вопросы внедрения, производства достаточного количества семян высокого качества — это всё наша общая задача.

Уважаемые товарищи, ещё хочу сказать о поддержке. Она, конечно, огромная с тем бюджетом, который мы имеем. Только мы с вами должны понимать: если у американцев на всё их фермерское сообщество даётся 200 миллиардов долларов, у китайцев — 300 миллиардов долларов, в Европе —50 миллиардов евро, то у нас с вами — 6 миллиардов долларов, в 30 раз меньше, чем в Европе. А у нас по советским временам были сопоставимые посевные площади.

И в этих условиях мы имеем такие результаты, мы бьёмся, мы конкурируем, мы обеспечиваем не только свою страну, но и зарубежные страны — при том сжатом объёме, который сегодня имеет наша федеральная расходная составляющая бюджета, 558 миллиардов рублей. За семь лет она увеличилась с 240 миллиардов рублей. Довольно много вроде, да? Но это всё равно лишь полтора процента от общего бюджета. Это явное недофинансирование.

Конечно, когда приезжаешь, допустим, в хозяйства к фермерам, к рыбакам, там красивые дороги, ухожено всё. Спрашиваешь: «Как ты сделал дорогу?» А это всё министерство сельского хозяйства, это государство помогло. Это большое дело.

Или к переработчикам приезжаешь: да, а вот нам такие средства выделили, а вот мы получаем льготные кредиты, и плюс нам капексы дают, и пятое, и десятое. Этого, конечно, отрицать нельзя. И вот есть три слайда, где показана государственная поддержка малого бизнеса — прописано по каждому виду: по молоку, по разному мясу, отдельно есть мелкий рогатый скот. По каждому прописано, что и как. И отрицать, что министерство помогает, нельзя. Причём в приоритете кредиты, в том числе льготные. 20 процентов всегда резервируется.

Но вместе с тем в организационной составляющей и в скудности бюджета у нас присутствуют институциональные завалы, так мы их называем. Если бы пять государственных программ финансировались по исходному паспорту, может быть, хватало бы в какой-то степени и этого бюджета. Потому что часть доходов, которые уходят на другие цели, могли бы идти как раз сюда, на решение обозначенных задач, которые сегодня являются проблемными — от диспаритета до технической вооружённости и всего остального.

Уважаемые товарищи, скажу о законодательной работе. Я уже про ряд законов говорил. Мы приняли в седьмой Думе 89 законов, они важные. В 2022 году приняли 23 законопроекта, в прошедшем 2023-м — 29. Они на виду, мы авторы этих законов.

Это работа непростая, порой работа вдолгую. Но я убеждён, мы всё равно добьёмся принятия даже самых сложных законов. Сейчас вместе с наукой мы ещё раз посмотрели, как помочь нашему кооперативному движению. Как системно поработать с продвижением товаров малого бизнеса непосредственно в регионах, в муниципальных образованиях. Как нам работать с оптовыми рынками.

Полагаю, что и вчерашний разговор с профильным министром подвинет к тому, чтобы мы изменили ситуацию в отношении проблемы по зерновому производству. Нам медлить здесь нельзя допустить, поэтому нам эту дельту держать надо. Снижение доходности при рекордных урожаях — явление опасное.

Посмотрим на животноводство. В птицеводстве, к примеру, уровень рентабельности достигает трёх процентов, а потом говорим, что у нас где-то что-то подорожало, начинаем разбираться, отпускаем десяток яиц по 91 рублю, а на прилавке опять другие цены. И тут наши птицефабрики, по большому счёту, ни при чём.

В целом, уважаемые товарищи, мы активно сейчас занимаемся и формированием тех законов, которые будут помогать фермерам и кооперативному движению.

Я, например, вырос на Рязанщине. У нас в районе была заготконтора, более 100 тысяч тонн картофеля отправляли сюда, в Москву, и на Кубу. У населения закупали картофель по 20 копеек за килограмм, после — по 30. Имея личное подсобное хозяйство, за сезон можно было накопить на мотоцикл с коляской.

Кое-что сегодня сохранилось в отдельных регионах. Нам необходимо лучший опыт в кооперации пропагандировать. К примеру, губернаторские рынки или опыт Татарстана в этом плане и так далее. Центросоюз — и от него мы ждём не почивать на лаврах былого, а работать достойно.

Хотелось бы поблагодарить всех нас за общие достижения и, конечно, людей, кто занимается личным подсобным хозяйством.

Когда мы анализировали материал к слушаниям, меня очень обеспокоило, что резко сократилось количество фермерских хозяйств — на 57 процентов, количество личных подсобных хозяйств — на 28%, а это значит, что сократился малый бизнес. Это показано на слайде ниже.

Сейчас пошла такая тенденция, что сокращение ЛПХ и КФХ демонстрирует отсутствие перспективы. И, как следствие, мы наблюдаем сокращение доли сельского населения. Это свидетельствует о том неблагополучии, которое потом выливается в нехватку кадров.

В целом я убеждён, что мы с вами работаем открыто и системно. Мы не носим камень за пазухой ни против кого. Мы работаем исключительно в интересах нашей Родины и, конечно, нашего крестьянства.

Я хочу всем нам, друзья, пожелать удачи на этом очень серьёзном и нужном для нашей державы поприще. Нашим защитникам Родины от нашего большого собрания желаю большой Победы и обязательно возвратиться живыми домой. Спасибо вам за труд!