Владислав Егоров: «Деньги потрачены, а объектов нет»

228

Конечно, при проектировании и подготовке документации для строительства такого крупного объекта, как ледовый дворец на Стрелке, возможны расхождения с первоначальной оценкой.

Но, в первую очередь, надо отметить, что оценка эта должна исходить не только из возможностей федерального бюджета, которые при нынешних масштабах продажи углеводородов практически безграничны, но и из возможностей региона, в котором планируется строить объект, поскольку ничего бесплатного для регионов в плане строительства Федерация сегодня не предлагает.

Бюджет Нижегородской области имеет параметры, связанные с необходимостью обеспечения роста заработных плат бюджетников (о чем говорит президент), обеспечения качественного здравоохранения и прочих направлений, связанных с национальными проектами.

И в здравоохранении, и в образовании, и в ЖКХ, и в дорожной сфере требуется серьезная реконструкция множества объектов и строительство новых. Я уже не говорю о метро, развитие которого через несколько лет станет вопросом выживания Нижнего Новгорода.

Поэтому, с точки зрения расстановки приоритетов, нижегородцев волнуют именно эти вопросы. И только потом возникает мысль о том, что еще такого большого, красивого и необычного можно было бы построить, чтобы это было заметным в масштабах всей страны и различимым с борта самолета.

На мой взгляд, главным приоритетом являются обязательства государства перед населением. Но сегодня в Законодательном собрании большинство депутатов опять отказалось выполнять закон области 2004 года, предполагающий ежегодное увеличение выплат пенсионерам на приобретение проездного билета в общественном транспорте.

Казалось бы, пустяковый вопрос. Цена его – 400 миллионов рублей. Сравнительно с затратами на строительство ледового дворца (2,6 миллиарда рублей из областного бюджета) это капля в море. В случае решения этого вопроса пенсионеры всей области могли бы ездить в общественном транспорте бесплатно. Этот закон есть. Его надо выполнять. Но большинство в Законодательном собрании, представляемое фракцией «Единая Россия», выступило против этого предложения, заявив, что средств на его реализацию в бюджете на 2020 год нет. Спрашиваем: «Куда пойдут эти деньги?» Отвечают, что в том числе и на проект ледового дворца.

Эта логика, повторяющаяся из года в год, удручает. То деньги были нужны на строительство оперного театра (который так и не построен), то на застройку Борской поймы, то на какие-то другие мегапроекты.

Проекты озвучиваются, но не реализуются. А деньги тратятся – на проектную документацию, на подготовительную деятельность.

При этом пенсионеры как ездили в общественном транспорте «на свои», так и продолжают ездить. Это в принципе неверная практика. Надо пересматривать подходы к бюджетной политике, к приоритетам. Нужно изучать реальные потребности населения, исходя из того, что людям нужно сегодня или будет нужно завтра.

Если после удовлетворения всех этих потребностей останутся бюджетные средства – ради Бога, можно хоть космодром в Ардатове строить.

А что касается профессионализма тех, кто в правительстве Нижегородской области отвечает за оценку стоимости строительства ледового дворца, то это вопрос к организациям, которые контролируют подобную деятельность. И если ошибки такого масштаба возникают, то для проверяющих организаций это серьезный повод задуматься о компетентности тех, кто допускает «неточности».

Настоящий профессионал не будет оценивать стоимость объекта по коэффициенту вдвое меньшему, чем реальная стоимость. Поэтому в случае с двукратным разбросом оценок есть основания для вмешательства не только контролирующих органов, но и правоохранительных.

Необходимо понять, отчего произошла такая переоценка проекта, который изначально был привязан к тем же условиям, к той же территории, к тем же заранее заданным параметрам – откуда берется такое расхождение?

Это недопустимо даже при строительстве простого пятиэтажного дома. А здесь речь идет о многомиллиардном проекте, деньги на который направляются из бюджетов разных уровней. Поэтому проверку должны провести не только региональные, но и федеральные органы.