Владимир Блоцкий: «Я избран для продвижения интересов Нижегородской области»

201

Среди всех депутатов, избранных в Госдуму VII созыва от Нижегородской области, наименее знакомым для нижегородцев является Владимир Блоцкий. Причём депутатом по списку КПРФ должен был стать Александр Тарнаев, но он уступил своё место именно Блоцкому. Оказалось, что Владимир Блоцкий – эксперт в вопросах природных ресурсов, высококлассный юрист и единственный представитель Нижегородской области в одном из ключевых комитетов нижней палаты Федерального Собрания – по природным ресурсам, собственности и земельным отношениям. «Патриоты Нижнего» беседуют с членом фракции КПРФ Владимиром Блоцким.

«Юридическую специальность я выбирал осознанно»

– Владимир Николаевич, вы новая фигура в нижегородской политике. И ещё накануне выборов в Госдуму в региональной прессе активно подогревался интерес к теме «Кто такой Блоцкий?». С чего начинается ваша биография?

– С военных городков. Мой отец – офицер, мама – инженер-технолог. И детство у меня было таким же, как у миллионов советских мальчишек, родившихся в семье военного, – с переездами и в отрыве от бабушек. Наверное, поэтому я сейчас люблю, чтобы вся семья была под одной крышей. Кстати, моя биография в открытом доступе – с ней можно ознакомиться.

– Вы окончили с красным дипломом Московскую государственную юридическую академию. Всегда были отличником?

– Это стечение сразу нескольких факторов: любовь к учёбе, привитая с детства самодисциплина и правильно выбранная специальность.

Владимир Блоцкий вместе с лидерами КПРФ в Нижегородской области

 Почему стали именно юристом?

– У меня гуманитарный склад ума, я не математик и не технарь. Думаю, на меня повлиял отец – у него тоже было юридическое образование. Но это не было давлением – специальность я выбирал осознанно. На дворе были трудные 90-е годы, родители не могли мне помогать, и я пошёл на вечернее отделение, чтобы иметь возможность работать.

– С чего начали карьеру?

– С самого низового звена – стал специалистом второй категории в Арбитражном суде. У меня не было никаких преференций.

– Судя по теме вашей диссертации, вы выбрали гражданско-правовое направление. Почему?

– Это направление максимально приближено к реалиям нашей жизни, и тем интересно.

«Нижегородские верфи могут получить крупные заказы»

– Накануне выборов в Госдуму нижегородская пресса развивала тему вашей связи с крупным бизнесом – Мурманским траловым флотом.

– Я видел эти публикации. Пресса ошиблась в своих утверждениях. Во-первых, я не являюсь бизнесменом. Я управленец. Как приглашенный специалист я оказывал юридические и консультационные услуги Мурманскому траловому флоту, после чего стал управляющим директором группы компаний. А во-вторых, моя работа на Мурманский траловый флот завершилась задолго до выборов в Госдуму – в 2012 году.

Блоцкий – единственный член фракции КПРФ в Госдуме от Нижегородской области

– То есть вы просто высококлассный юрист. Но и после 2012 года ваша работа тоже была связана с рыбопромышленным комплексом?

– Да, с 2013 года я возглавлял Ассоциацию отечественных рыбопромышленников, ведущих промысел в зонах стран западного побережья Африки – в водах Марокко, Сенегала, Мавритании. Как правило, это компании Санкт-Петербурга, Калининграда и Мурманска. Чтобы работать под российским флагом в водах иностранных государств, необходимо безупречное юридическое сопровождение и соблюдение наших национальных интересов.

– Хоть вы и юрист, а всё же хочется спросить об экономике. Россия может сама накормить себя качественной рыбой?

– Может кормить и кормит. Россия ежегодно добывает четыре с половиной миллиона тонн рыбы, а потребление составляет два миллиона тонн, то есть наша страна является ещё и экспортером на мировой рынок. Это значит, что мы обеспечиваем в этой сфере продовольственную безопасность России и при этом имеем валютную выручку.

– А какова материальная база российского рыбопромышленного комплекса? Приходится слышать рассказы о том, как бедные рыбаки на ржавых суденышках ловят рыбу.

– Это необъективный взгляд на отрасль. Да, есть компании-рантье, которые имеют квоту, но сами ничего не добывают, а перепродают свой ресурс. Их не интересует техническое состояние тех судов, которые будут вести добычу. А есть рыбодобывающие компании, которые заинтересованы в строительстве и модернизации своего флота. Они ведут добычу не только в российских водах, а потому обязаны соблюдать требования иностранного законодательства, в том числе по техническому состоянию судна, и конкурировать с ведущими игроками рынка – американцами, европейцами, японцами.

Вместе с Владиславом Егоровым на приёме граждан

– Каковы перспективы отрасли?

– Перспективы одни из лучших. Новшество в российском законодательстве – это распределение части квот на биоресурсы среди тех компаний, которые будут строить рыбопромысловые суда на отечественных верфях. Это серьёзный стимул, который подтолкнёт к развитию и российские рыбопромышленные компании, и наше родное судостроение. По прогнозам, общая сумма заказов составит около четырёхсот миллиардов рублей. Эти средства будут вливаться не сразу – срок строительства рыболовецкого судна составляет не менее двух лет. Надеемся, что эти деньги поднимут не только судостроение, но и смежные отрасли.

– Нижний Новгород и область тоже имеют судостроительные предприятия. Они могут получить заказы или помешает специфика?

– Вопрос не в специфике. Постановлением Правительства РФ будут определены типы и проекты судов, которые будут строиться. Верфи получают коммерческие предложения от рыбодобывающих компаний. Те судостроительные компании, которые предложат наиболее приемлемые сроки и цены, получат заказы. Обе стороны – субъекты предпринимательства, а потому им важны условия. Мне известно, что ряд питерских, калининградских и дальневосточных верфей уже получили коммерческие предложения от рыбаков. Нижегородские верфи не являются исключением.

«Нижегородское отделение КПРФ – одно из самых активных по России»

– Как депутат Государственной Думы, представляющий интересы Нижегородской области, вы уже посетили судостроительные предприятия региона и смежные производства?

– Да, я побывал на заводе «Красное Сормово», на производстве компании «Сетка» и других.

– Что увидели?

– Увидел людей своего дела и желание работать.

– Раз уж мы заговорили о депутатстве, то хочется спросить, правда ли, что до своего избрания вы были в рядах сторонников «Единой России»?

– Да, это правда. Как и то, что я никогда не был членом этой партии.

– Сейчас вы являетесь членом фракции КПРФ в Государственной Думе. Что привело вас в ряды коммунистов?

– Я человек дела, специалист в своей сфере. Мне важно работать там, где я максимально полезен, а мои знания и компетенции востребованы. Фракция КПРФ оценила меня как специалиста в области природных ресурсов, захотела видеть в своих рядах, хотя я не являюсь членом партии. Привлечение к работе не только партийных функционеров, но и специалистов из разных сфер – это правильный процесс. Это площадка для работы над законодательством, а значит, востребован не столько напор, сколько компетенции.

– Судя по повестке дня, тонкости земельных отношений и вопросы собственности весьма актуальны в Нижегородской области, а вы единственный представитель региона в комитете по природным ресурсам, собственности и земельным отношениям?

– Да, из девяти представителей региона в Госдуме я один работаю в этом комитете.

– Можно ли сказать, что в вашем лице Нижегородская область приобрела лоббиста?

– Мне не нравится это иностранное слово. «Лоббизм» лучше заменить на «продвижение».

– Хорошо. Будете продвигать интересы Нижегородской области?

– Обязательно. Для этого я и был избран.

– Раньше губернатор Нижегородской области регулярно встречался с депутатами Госдумы, избранными от региона, и обсуждал с ними рабочие вопросы. Сейчас встречи в таком формате не проводятся, насколько нам известно. Вы бы хотели их возобновления?

– Я встречался с губернатором Валерием Шанцевым. Думаю, у главы региона есть своё видение удобного формата в работе с федеральными депутатами. Я готов поддержать любую рабочую форму для обсуждения вопросов, актуальных для региона.

– Вам удалось выстроить работу с региональным отделением партии?

– Да, мы активно сотрудничаем с лидерами фракций в региональном парламенте и Думе Нижнего Новгорода – Владиславом Егоровым и Николаем Сатаевым, обмениваемся информацией и помогаем друг другу. Депутатская «вертикаль» по линии КПРФ в Нижегородской области работает. Кстати, нижегородское региональное отделение партии – одно из самых активных по России. В регионе в 2017 году развернут масштабный мониторинг реализации программы капремонта многоквартирных домов и ряд серьёзных социальных инициатив, касающихся прав «детей войны», ветеранов труда, сирот и других социально незащищенных категорий населения.

– Для вас это первый депутатский созыв. У вас есть приёмная в Нижнем Новгороде, и вы лично встречаетесь с избирателями. Кто приходит на приём?

– На приём приходят неравнодушные и неразочаровавшиеся люди. Они готовы бороться как за свои права, так и за права других людей, и я помогаю им в этом.

– Владимир Николаевич, последний вопрос. Многие приезжающие в Нижний Новгород отмечают его неблагоустроенность, видят грязь и мусор. Что скажете вы?

– Наверное, я буду необъективен в ответе на вопрос, потому что жизнь в военных городках приучила меня обращать внимание прежде всего на людей. А люди в Нижнем Новгороде замечательные.

 

Интервью взято с сайта газеты «Патриоты Нижнего». Автор материала Егор КРАСИН